Category: общество

С днём революции!



Друзья! 102 года назад произошла Великая Октябрьская Революция. Это офигенный праздник. И очень светлый.

Что в нём светлого? Казалось бы, текущая наша реальность куда как безрадостна. Кое-кто из людей на её вызовы вообще отвечает риторически и пишет ответ на заборах. Кто-то читает (а чаще пишет) макулатуру о попаданцах в альтернативную реальность. Но некоторые, самые продвинутые, начинают изучать опыт тех, кто строил альтернативную реальность не только в своей голове, но и в природе. Советский опыт. Опыт социализма.

И я от всей души рад, что наше общество постепенно преодолевает свои комплексы и начинает всерьёз изучать собственную недавнюю историю. Люди интересуются историей военной (спасибо Алексею Исаеву). Интересуются историей социально-политической (Егор Яковлев с его «Цифровой историей» не даст соврать). А в последнее время (за что великий респект Алексею Сафронову) начали разбираться, что такое экономическое планирование: это совсем не так страшно, как казалось издалека. И не только разбираться, как оно было устроено, но и, даром что пока ещё медленно и несмело, проводить «работу над ошибками».

Откуда такой интерес? В конце концов, из каждого утюга нам говорят, что советский опыт оказался насквозь провальным. Да и в самом деле, где сейчас тот Советский Союз?

Не будем спорить, провал так провал.

В конце концов, мы не смогли наладить полноценной демократии снизу доверху, и в третьем поколении политического руководства получили такой механизм отрицательного отбора, что откат в капитализм стал неизбежным. Мы не смогли развить и продвинуть в массы социальные науки — и получили на свою голову позднесоветскую творческую интеллигенцию, которая не имела ни малейшего понятия, как устроено их собственное общество, зато имело к этому обществу лютую ненависть, в комплекте с самомнением наполеонов. Хотя, казалось бы, чем сложнее устроено общество, чем дальше оно хочет уйти от стада обезьян, тем социальные науки ему нужнее. Но вот не смогли. И даже внимание на это не обращали, пока не стало слишком поздно.

А прадеды наши, к великому сожалению, не были бессмертными эльфами, и потому не могли утирать нам сопли вечно.

А что же мы тогда смогли?

Для начала — сущий пустяк: смогли выжить. И не один раз, а целых три.

Первый раз — ещё в конце Первой Мировой. Ибо на карте мира мы были не страной-бензоколонкой, как сейчас, а страной-смертником. Одноразовым инструментом. Мы должны были пару лет отвлекать немцев на Востоке, а потом мировое сообщество готовило нам, в лучшем случае, судьбу Австро-Венгрии. А скорее — судьбу Византии. Смертник выполнил свою задачу, теперь его можно убить и съесть, распилив на мелкие кусочки.

Когда царь Николай полетел со своего трона, это в мировом сообществе никого не удивило. И последующая чехарда правительств никого не удивила тоже. И даже большевики никого не удивили: для солидных парней в Париже и Лондоне это были очередные временщики. И когда началась гражданская война, то к этого мировое сообщество тоже ни разу не испугалось. Так даже лучше: если земля превратилась в одно сплошное Дикое Поле, как нынешний Ирак, увеличенный впятеро, то тем легче захватить самые вкусные участки.

Да, нас уже считали покойниками, а мы выжили. Европу очень удивило, что гражданская война на шестой части суши однажды закончилась, причём полной победой большевиков. И ещё больше удивило, когда те сумели выстроить социалистическую экономику — и та экономика, при всех её недостатках, умудрялась выдавать рекордные результаты даже в разгар Великой Депрессии. А для бывшей банановой республики и вовсе отличные. Выйти на второе место в мире, подумать только! Такого в нашей стране ещё не случалось. Причём эксплуатация населения не повышалась (да и куда там повышать, против царской-то России), а постоянно снижалась. И в других странах это видели — и делали выводы, ибо это, даже безо всякого Коминтерна (а уж с ним и подавно), было настолько мощной угрозой, что господа капиталисты, надув в штаны, спохватились и сами начали вводить в передовых странах мира элементы социального государства.

Второй раз — когда мировое сообщество вырастило против нас паровой каток по имени Адольф Гитлер. Его принято рисовать бесноватым ефрейтором — но самое страшное, что это не так. Он был очень умным человеком, одним из немногих политиков, который только что мамой не клялся, что будет воевать не против людей, а только против русских. А нас убивать можно и нужно. И для нас он тоже был нормальным европейским политиком-колониалистом, который вёл на Востоке нормальную колониальную войну, как когда-то англичане против индусов.

Только и тут не задалось. Сначала, в 39-м, мы сумели обратить паровой каток против своих же создателей (Европа нам этого не простит, какая потеря!). Но и потом, даже получив чудовищный удар от лучшей в мире сухопутной армии, умудрились не только выстоять. Нет, ну кто же знал, что эти русские обезьянки смогут массово производить современную авиацию, бронетехнику, боеприпасы и всё такое? Никто не знал, вот нас и похоронили. Нас снова сочли покойниками, а мы снова сумели выжить, перемолоть эту армию — и закончить войну в Берлине. А между делом, походя, перекрасить всю Восточную Европу в красный цвет. Царь Александр со своим Священным Союзом удавился бы от зависти, а для СССР это был ещё один рабочий эпизод. Истинно говорю, у истории отменное чувство юмора...

В третий раз доброе мировое сообщество, учтя прежние ошибки, решило нас уничтожить при помощи последних достижений науки. План был прост как лом: накопить сотню-другую ядерных зарядов и вдарить по нашим городам. Эрмитаж и Третьяковка, конечно, пострадают, но кому они нужны, когда есть Лувр и Прадо? А оставшиеся территории можно спокойно разделить на бантустаны, и тамошние правительства будут делать что им скажут. Скажут продавать нефтяные месторождения за копейки — продадут. Скажут открыть рынки кому нужно — откроют. А если надо будет, то и право первой ночи для белых господ введут, почему нет?

В своих мечтах нас уже списали, а вот мы опять всех обманули — и выжили. Не, ну кто же мог знать, что послевоенный Советский Союз, эта страна вдов и инвалидов, внезапно внезапно построит и реактивные истребители и зенитно-ракетные системы? А скоро сделает и собственные ядерные заряды, и средства их доставки. И много чего ещё. Очень много. Настолько много, что это воспринималось как должное.

- Запускать спутники? Почему нет!
- Массово строить атомные электростанции и атомные же ледоколы? Непременно.
- Массовое жилое строительство с раздачей квартир безо всяких ипотек? Обязательно!
- Вывести торговый флот на второе место в мире? Без проблем.
- Выйти на второе место в мире по гражданской авиатехнике и захватить до трети мирового рынка? Сделано.
- Обустроить лютую глушь, север Тюменской области? Не, ну а как же иначе, надо же будет нерадивым потомкам через 40 лет хоть что-то экспортировать!

А между прочим были и Куба, и Вьетнам, и Соединённые Штаты ни черта не могли с этим сделать, хотя и очень хотели...

Так вот, друзья: всё это был ещё провал.
Прикиньте, как тогда будет выглядеть удача?

С праздником = )

Как убить свой рассказ: часть 6



В прошлой части мы разбирали супергероев-терминаторов и сюжеты без событий.
Сегодня расскажем, как легко превратить рассказ в экспонат сообщества ru_klukva_ru



О вреде ретрофутуризма


Когда в 2012 году мы давали первый конкурс рассказов, то большинство поданных работ относилось к жанру ретрофутуризма. Того самого заскорузлого ретро, в котором люди 20-го века представляли век 21-й. Точнее, к стилизациям под такие представления. Учитывая, что наша лавочка зовётся «СССР-2061», это было ожидаемо.

Всё бы хорошо, только прошлое уже закончилось. И читатель отлично знает, что история пошла по-другому. А значит, если мы хотим хоть какой-то достоверности, то Мистер Граната нам больше не друг ретро нам уже не поможет. В конце концов, что толку от воздушных замков, если их точно нельзя построить в бетоне?

Поэтому на конкурсе 2015 года мы уточнили наши требования. К примеру, официально запретили все виды альтернативной истории, включая попаданцев. Более того, мы сели и написали сеттинг, в котором обрубили многие вусмерть излюбленные авторами направления (косплей Red Alert, косплей Стругацких с Ефремовым, да ещё кое-что по мелочи). Мы не собирались делать за авторов их работу, расписывая то, что должно быть в рассказах. Напротив, большую часть сеттинга занимало то, чего в рассказах быть не могло. В частности, государство, которое в 2060-е годы именовалось Советским Союзом, по факту не могло походить на исторический СССР почти ни в чём, кроме географического положения да некоторых ключевых идей. Ничего страшного в этом нет: Ту-160 тоже не похож на самолёт братьев Райт, и никого это не смущает.

Польза от этого была: многие авторы действительно включили свою фантазию. Некоторые из них, что особо ценно, сумели совместить фантазию с реальностью. Однако рецидивы ретрофутуризма, конечно, всё равно проступали, хотя и помимо авторской воли. О них-то мы сегодня и расскажем.


Collapse )

Как убить свой рассказ: часть 5



Когда мы обсуждали прошлую часть, то вылезли ещё две проблемы: супергерои-терминаторы и сюжеты без событий.
Так что сегодня мы коснёмся их...



Синдром супергероя

Во многих рассказах героев подменяли супергероями. То бишь, персонажами с невероятными способностями. Были у нас супервояки-суперспецназеры: такие мощные, что сам T-1000 от зависти расплавится. Были суперодарённые супершкольники, которые теорему Ферма на перемене доказывали и машину времени на уроках труда строили. Много чего было...

Однако, по нашему разумению, читательскому интересу это не способствовало никак, от слова совсем. Супергерои-терминаторы, будучи притянуты в сюжет, не только не помогали своим авторам, но и рыли для них новые ямы с гвоздями.


Collapse )


P.S. Спасибо всем, кто участвовал в обсуждениях! Ваши хитрые вопросы, злобные пендели и добрые советы помогают нам самим лучше понять, что к чему.

P.P.S. Если вам кажется, что мы что-то упустили, дайте знать.

P.P.P.S. Если нет, то в следующей, заключительной части, мы будем плакать над ретрофутуризмом. Оставайтесь с нами!


Как убить свой рассказ: часть 4



В прошлой части мы разбирали гигантоманию. Сегодня поговорим о героях и сюжетах.


Надувные герои

Многие из наших участников, лихо закручивая сюжет, забывали о главном: о собственных героях. Если речь шла, к примеру, об ограблении банка, то таких авторов интересовало одно: что герои могут схватить мешок с деньгами и унести ноги. А что это за люди — до того им не было никакого дела. Рассказчикам был нужен взломщик, водитель и трое бойцов, а не пятеро личностей и бессмертных душ — и нечего тут достоевщину разводить!

Кое-где авторы и вовсе управляли героями так так же, как игрок в Diablo управляет варваром 80-го уровня, протаскивая кучку пикселей в виде мускулистого парня в меховых трусах через очередное подземелье с монстрами. Им было важно немногое: сколько их герой наносит урона в секунду, какие у него резисты к огню... А что у варвара жена, сын-двоечник и за квартиру не плачено — то в игровую механику не закладывается и на геймплей не влияет. Как не влияет на геймплей и то, что происходит у варвара внутри его лысой башки. Может, он давно хочет бросить всё к чёртовой матери, уехать домой и там торговать санфаянсом — да только компания Blizzard не пускает: ей за каким-то хреном надо с демонами воевать…


В особо запущенных случаях так и хотелось напомнить авторам, что их герои — не картонные паяцы и не надувные куклы из магазина «Интим». Героев нельзя просто вынуть из коробки и использовать в нужный момент. К великому сожалению, герои рассказов — это живые люди.

Collapse )



P.S. В следующей части мы расскажем о вреде некрофилии. Оставайтесь с нами!

Как убить свой рассказ: часть 2



В прошлом выпуске мы говорили о публицизме. Сегодня на очереди — ходовые логические противоречия.


Синдром визионёра, или Сначала пишем, потом думаем

Здесь всё просто: авторы сначала измышляли какое-то красивое стилистическое решение, затем успешно его реализовывали — и только потом, когда всё было уже кончено, пытались придумать, зачем оно было нужно.

Пример для Палаты мер и весов — рассказ «Просто работа». Там автора так и подмывало написать о битве советских пограничников на ОБЧРах с самураями (на японских ОБЧРах). Каковые самураи внезапно потеряли берега и перешли-таки границу у реки. С непременной бомбёжкой мирных городов и прочими вкусностями. Как говорили классики, «во-первых, это красиво», не так ли?

Автору, однако, задали несколько нехитрых вопросов насчёт логичности и реалистичности всего происходящего.

  • За каким гешефтом японцы решили развязать войну с ядерной державой?

  • Зачем стали бомбить мирные города?

  • Почему пограничники такие кретины (мне очень обидно за коллег из будущего) что на угрожаемом участке нет никаких инженерных заграждений, минных полей или хотя бы просто усиленных МЗП?

  • Почему японцы бросили на захват пустынного пляжа ажно танковую дивизию без каких бы то ни было средств усиления и огневой подготовки?

  • Ну и нахрена тут вообще трехметровые ОБЧР?

Автор пытался это как-то объяснить, натянув сову ОБЧРного боя на глобус реальности. Но вышло как всегда: противоестественно и неуклюже.


Collapse )


P.S. В следующем выпуске мы расскажем вам железнодорожно-генитальный анекдот, а также поговорим о синдроме гигантомана. Оставайтесь с нами!

Рассказы нового конкурса: "Девочка, с которой всё случалось"



Михаил Савеличев

Девочка, с которой всё случалось


Как меня прозвали Почемучкиной

Мама говорила, что в детстве читала книжку, которая называлась «Девочка, с которой ничего не случится». А вот книжку про меня нужно назвать «Девочка, с которой всё случалось». Но такую книжку еще не написали. Я спрашивала Федю. Он долго думал, а потом сказал, что книги с таким названием в его каталоге не значится.

Ну и пусть. Я сама такую книжку напишу. Буду рассказывать Феде все, что видела, и получится книга. Федя говорит — такая книга называется дневник. По-моему, он путает. Дневники в школах, в них ставят оценки. В школу я пока не хожу. И оценок мне не ставят. Но я все равно буду писать книгу.

Федя сказал, что в начале нужно рассказать о себе.

Меня зовут Софья Почемучкина. То есть, зовут по-настоящему Софья. Почемучкиной меня прозвала мама. Когда я была совсем маленькой, постоянно ее спрашивала:

— Почему?

Мама говорила, что это первое слово, которое я сказала. Другие дети говорят «мама», а я — «почему». А когда я научилась ползать, а потом ходить, то задавала этот вопрос всем, кого встречу. Маме говорят:

— Ой, какая у вас хорошая девочка! Как ее зовут?

А я говорю:

— Почему?

Collapse )

Продолжаем публиковать рассказы с литконкурса.
Прочитать остальные и проголосвать можно здесь


СССР-2061: Выбираем рассказ-победитель!



Друзья, мы добрались до финала! Теперь вам предстоит выбрать, кто получит приз читательских симпатий.

Перед вами 24 рассказа. Лучшие из 700, поданных на конкурс.

По сравнению с 2012 годом, уровень работ вырос многократно. И тем труднее было отбирать финалистов. Начиная с топ-100, не говоря уже о топ-50, каждый вычеркнутый рассказ мы провожали с тяжёлым сердцем, а обсуждения едва не доходили до рукоприкладства.

За бортом осталось немало хороших работ, но в финал попали только только отличные.

Collapse )

Голосуй!


Регистрироваться — не обязательно. Голосовать за несколько рассказов — можно.

Если вы читаете с планшета — держите все рассказы-финалисты одним файлом.


==========================================
Всякое распространение — горячо приветствуется:

На Вотт!
==========================================